пятница, 11 апреля 2014 г.

Арамбий Хапай: железный самбист

Перечислять титулы и регалии этого спортсмена можно бесконечно. Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР Арамбий Хапай обладает впечатляющей коллекцией наград: у него две золотые медали чемпиона мира, три чемпиона СССР, две - победителя Спартакиады народов СССР. Добавьте к ним бронзовую медаль мирового первенства и серебряную союзного, еще одну бронзовую в чемпионате страны по дзюдо, золото на двух Спартакиадах народов РСФСР и в розыгрыше Кубка Союза, многочисленные призы, завоеванные на крупнейших турнирах - целый ворох. Есть ли атлеты, которые превзошли самородка из аула Тауйхабль в количестве наград? Если и есть, то немного. Да и мало кто из них оставил такой яркий след…
Арамбий Хапай - личность легендарная, одна из самых масштабных фигур в истории мирового и отечественного самбо. Этот крепыш словно тайфун налетал на соперника, подавляя его своей скоростью, мощью, а о железной хватке Арамбия и сегодня ходят легенды. Кстати, «хапай» - на языке ацтеков означает не что иное, как «железный». Редко кому удавалось выдержать энергичный натиск Арамбия, виртуозно владевшего подножками, захватами, а уж о том, чтобы кому-то удалось бросить Хапая, и речи быть не могло. Невысокий, коренастый, он врастал в ковер будто могучий дуб корнями в землю. Напористый, с оригинальной техникой самбист из Майкопа сразу завоевал репутацию непобедимого. Кое-кто из соперников, чтобы избежать встречи с Хапаем, срочно сбрасывал или наоборот набирал вес. Даже феноменальный Давид Рудман, шестикратный чемпион Союза, чемпион мира и Европы, призер мирового первенства по дзюдо, имеет во встречах с адыгейским богатырем отрицательный баланс - 1:2.
Эпоха Арамбия-борца длилась десять лет…
Эпоха Хапая-тренера началась в начале 90-х. Прошедшие 14 лет - время реннессанса адыгейского самбо, которое и прежде гремело на весь мир(Гумер Костоков, Владимир Невзоров, Арамбий Емиж, Арамбий Хапай, Владимир Дутов, Сагид Меретуков), но все же предпочтение тогда отдавалось дзюдо. И хотя произошло официальное разделение этих двух родственных видов спорта, многие выступали и в куртке на ковре, и в кимоно на татами.
Хапай решительно сделал упор на самбо. И талантливые мальчишки, воспитанники адыгейской школы самбо, раскрываются, как бутоны роз: Схатбий Альхаов, Мурат Хасанов, Мурат Псеунов, Абрам Агамирян, Ашот Биджосян, Мурат Озов, Адам Делок, Могаммед Кунижев… Все это спортсмены с громкими именами, блиставшие на чемпионатах мира и Европы. Самый знаменитый - Хасанов, девятикратный чемпион мира и семикратный чемпион Европы. Только в этом году самбисты Адыгеи выиграли три золотые медали. Мурат Хасанов в очередной раз стал лучшим тяжеловесом планеты, а Схатбий Альхаов и Мурат Псеунов - отличились на чемпионате Старого Света.
- Арамбий, свою привязанность к самбо вы наверняка объясните особенностями горского народа, тем, что страсть к единоборствам у адыгов в крови, верно?
- А другого объяснения просто не существует. В глубь веков уходит у адыгов любовь к национальным видам борьбы. Я, как и абсолютное большинство адыгейских мальчишек, воспитывался на героях народных сказок и легендах нашего народа. Саусоруко, Шэбатныко, Чэгган-Чэганко, Тлепш - люди смелые, справедливые, благородные. Я мечтал быть похожим на них. В наше время эта всеобщая любовь к борьбе нашла воплощение в самбо и дзюдо. Мой народ - спортивный народ. Ученые утверждают, что адыги-миоты были участниками Олимпийских игр в Греции еще до нашей эры. И наиболее сильный и удачливый даже стал чемпионом. Характер адыгов, их стойкость и мужество выпестованы веками в борьбе за свою свободу и независимость. Горцы, черкесы - народ своеобразный, гордый. Вспомним Пушкина:
Но европейца все вниманье
Народ сей чудный привлекал.
Меж горцев пленник наблюдал
Их веру, нравы, воспитанье,
Любил их жизни простоту,
Гостеприимство, жажду брани,
Движений вольных красоту
И легкость ног, и силу длани.
Ничто его не тяготит,
Ничто не брякнет; пеший, конный -
Все тот же он; все тот же вид
Непобедимый непреклонный…
- Вы мечтали стать чемпионом мира?
- С детской наивностью я думал, что обязательно стану разведчиком. Ну, а если вдруг не получится, то - спортсменом. И те, и другие казались мне людьми необыкновенными. Подростком я мечтал о настоящей самбисткой куртке, о хорошем мяче - футбольном, волейбольном. Магнитофоны, джинсы, скажу откровенно, мало меня интересовали. Говорю об этом не в упрек современным подросткам. Просто, кроме музыки, красивых вещей, развлечений, должно быть еще и интересное дело… Спасибо родителям, что не растили меня белоручкой. В большой, дружной семье Гошнаго и Юсуфа Хапаев было семеро детей: у меня три брата - Аслан, Асхад и Хамид и три сестры - Гошпак, Гошсим, Дахаос. И все мы с детства были приучены к труду, у каждого были свои обязанности по дому. Я рано узнал (не из книг), откуда берется хлеб. Пшеничное поле с ранних лет стало для меня вторым домом. Меня просто распирало от гордости, когда отец, известный механизатор в районе, брал с собой на комбайн, позволял подержать штурвал: «Учись, сынок, - говорил он, - мужчина должен уметь растить хлеб». И я учился, а когда повзрослел, стал работать вместе с отцом и был горд, когда слышал добрые слова земляков о нашем семейном экипаже. Кроме того, еще пацанами мы с братьями отвечали за заготовку на зиму дров, сена, и эта работа тоже утверждала такие черты характера, как самостоятельность, ответственность за порученное дело. Впрочем, если у кого-то вдруг мелькнет мысль о том, что моему детству недоставало беззаботности, то он глубоко ошибается. И рыбачил я на ранней зорьке, и мяч гонял часами на лужайке, и в ночном бывал. Есть что вспомнить. Я сельский житель. Родился и вырос в Тауйхабле. И безумно любил и родные места. Тихие вечера, ромашки в поле, золотистые волны пшеницы - все это и сегодня будоражит мое сердце. А как лихо мчались мы по скошенной траве на горячем коне! Вспомню - и мир наполняется музыкой. Но я очень хотел увидеть настоящее море, которое всегда казалось мне чем-то далеким, загадочным. Как же я был счастлив, когда узнал, что мне разрешат поехать в Анапу к Газию Ганежуку, моему старшему товарищу! Перед поездкой, помню, всю ночь не спал всю ночь. И вот - море. Не голубое, как мне рассказывали, а черно-зеленое. Таким я его запомнил. Море не разочаровало меня: оно было сказочно красиво. В тот день я до позднего вечера слушал, как плещутся волны, и это почему-то не приедалось. Это ощущение радости при встрече с морем не исчезнет, наверное, никогда… Но через два-три дня меня потянуло домой, где удивительный, пропитанный запахом трав и хлебов воздух, где «крики перепелов и звезд мерцанье». Я представил, как мои друзья спешат в поле помогать старшим собирать урожай, и затосковал. Газий понял меня, он сказал: «Ладно, Арамбий, поезжай домой. Крестьянская у тебя душа, что поделаешь…»
- Но как же все-таки сельский паренек вышел на большую спортивную дорогу, стал знаменитым на весь мир спортсменом и тренером?
- Это судьба. Борцовские схватки со сверстниками прямо на улице для ребят из Тауйхабля - обычное дело. Взрослые одобряли наши забавы. Они хотели, чтобы мы выросли сильными, крепкими, чтобы всегда умели постоять за себя. Стремление взобраться как можно выше в прямом и переносном смысле жило в каждом из нас. Мы не только боролись, но и устраивали соревнования по лазанию по деревьям: кто выше - тот и чемпион. Проигравшие тяжело переживали, но это еще больше разжигало их упорство. Вот так мы и закалялись. О самбо же узнали от аульских ребят, учившихся в Майкопе. Они рассказывали о тренировках, демонстрировали то, что умели сами. Мы пытались повторить эти приемы. Я даже отыскал популярный учебник по самбо Харлампиева. В общем, загорелся не на шутку. А потом возвратился домой наш сосед Алий Ашинов - он и Гумер Костоков стали первыми в Адыгее мастерами спорта по самбо. С Ашинова все и началось. Он организовал секцию в соседнем ауле. Почему не в Тауйхабле? Да потому что это очень маленькое селение, и в нем не было никаких условий для занятий. А в Джиджихабле и школа, где, кстати, мы все учились, и спортзал. Уложили четыре мата, на них и осваивали азы самбо. Ашинов - мой первый тренер. У него я брал не только уроки мастерства, но и уроки жизни. Он - смелый, благородный человек, старался научить своих учеников не только броскам, подножкам, но и привить качества, свойственные порядочному, честному человеку. В Майкоп я приехал со вторым разрядом, но уже уверенным в своих силах. И здесь на моем пути встретился Якуб Камболетович Коблев - выдающийся специалист, под руководством которого я покорил много вершин, как в Союзе, так и за рубежом. Я поступил в автодорожный техникум, потом окончил Адыгейский педагогический институт, выучил русский язык. У меня были замечательные учителя… Я горжусь тем, что являюсь воспитанником адыгейской школы борьбы, которая дала самбо и дзюдо огромную армию замечательных спортсменов. Гумер Костоков, Арамбий Емиж, Владимир Невзоров, Аристотель Спиров, Владимир Гурин, Владимир Дутов, Сагид Меретуков, Алий и Евгений Ашиновы, Нурбий и Юсуф Джаримоки, Виктор Раздолькин, Беслан Чесебиев, Хазрет Куваев, Могамед Парчиев, Хазрет Тлецери, Аслан Кадыров, Рамазан Беданоков, Руслан Снахов, Казбек Чермит, Мурат Джанчатов… У них разные достижения, но каждый из них внес огромный вклад в развитие самбо и дзюдо в родной Адыгее, слава о борцах которой теперь идет по всему свету.
- У вас дела на ковре сразу заладились?
- Первый свой титул завоевал в 15 лет, выиграв чемпионат Адыгеи. Через три года стал мастером спорта. Вместе со мной получили серебряный значок девять моих земляков, и среди них - Владимир Невзоров, Каральбий Багадиров, Аслан Кадыров. На всесоюзной арене я свою первую награду - бронзовую - завоевал на юношеском первенстве, потом стал победителем молодежного чемпионата страны. На меня, естественно, обратили внимание. Как и на команду Адыгеи, начинавшую уверенно выдвигаться на лидирующие позиции в России. Самбисты из Майкопа, словно лавина с гор, обрушились на своих соперников. Самый талантливый из нас Володя Невзоров выиграл в 1971 году чемпионат СССР среди взрослых и юниоров. Ему было только 19. В том же сезоне он стал чемпионом Европы среди юниоров по дзюдо. Но я буду говорить о самбо, потому что я самбист всеми фибрами души своей. Именно Володя Невзоров отличился на первом чемпионате Европы по самбо в Риге. Это был огромный успех нашей майкопской школы борьбы…
- За что же вы так любите самбо?
- Самбо нельзя не любить. Динамичная, искрометная борьба требует силы, ловкости, выносливости, сообразительности. Каждый выход на ковер - это поединок. Характера, нервов. Бескомпромиссный, яркий. Мужское единоборство ни с чем не сравнимое зрелище. Бум самбо не оставил равнодушным и нашего известного поэта Исхака Машбаша: « Это самбо. Как лавина и обвалы, неожиданные взлеты и броски… И подножки, и захваты. А самбисты просто вихрь…». Мудрый Машбаш уловил суть самбо, дух единоборств. Ковер, как магнит…
- Когда началось ваше стремительное восхождение к мировой и всесоюзной славе?
- Хотите верьте, хотите нет, но я скажу так: истоки моих успехов - в секции у Ашинова, в поле за штурвалом комбайна, в нашей дружной семье и на первых соревнованиях, где я проигрывал и учился побеждать. Родители нам дали правильное воспитание. Трудолюбие, уважение к старшим, к друзьям - это от них. Принцип нашего воспитания можно сформулировать просто: «Не можешь помочь человеку - не мешай, плохого не делай!». Родители не терпели несправедливости. Я придерживаюсь этого принципа и по сей день.
Если же за точку отсчета брать спортивные результаты, то, наверное, это был 1973-й год, когда я стал чемпионом ВЦСПС и чемпионом России. Оба турнира отличались на редкость сильным составом и мало в чем уступали союзному первенству.
- Подводя итоги того чемпионата России, старший тренер сборной СССР Станислав Ионов заметил: «Особенно порадовал Хапай, который прогрессирует с каждым турниром. Спортсмен из Майкопа продемонстрировал смелую, и, что не менее важно, техничную борьбу…»
- Ионов отметил не только меня, но и Володю Гурина, Виктора Раздолькина, Беслана Меретукова, Пшимафа Мамрукова. Если откровенно, я и вправду неплохо тогда отборолся. Кое-что удалось показать, а желания у меня всегда было хоть отбавляй… Скажу честно, уверенности после этого турнира стало больше. Я чувствовал, что наступает пора зрелости…
- Чемпионат Союза проходил в Майкопе…
- О, это был потрясающий праздник. Конечно, зал Адыгейского пединститута не смог вместить все желающих. Народ съехался со всех уголков республики. Каждый хотел увидеть самых искусных мастеров страны, тем более, что среди 300 участников было два десятка воспитанников майкопской школы борьбы. Участники соревнований пробирались к ковру только что не по головам скопившихся зрителей.
- И что показал майкопский ковер?
- То, что адыгейская школа самбо уже одна из лучших в стране. Убежден, мы тогда могли добиться более высокого результата. Но ребята перегорели, переволновались: уж очень все хотели себя проявить перед своими болельщиками, родными, друзьями… Я, увы, не стал исключением, проиграв очень важную схватку саратовцу Константину Герасимову. Единственную медаль выиграл Женя Ашинов, он стал бронзовым призером…Гумер Костоков и Аслан Кадыров разделили пятое - шестое места. Но это по тем временам был очень хороший результат. Наши ребята по существу считались новичками таких крупных состязаний, не имели соответствующего опыта, а классные борцы в Союзе находились повсюду: в Москве и Подмосковье, Ленинграде и Саратове, в Каунасе и Львове…
Но все понимали, что наш звездный час не за горами. И он пробил на чемпионате-1974 в Каунасе. В этом литовском городе майкопчане завоевали две золотые медали и одну серебряную. Торжествовали Арамбий Емиж и Гумер Костоков. А я выиграл серебряную медаль. Признаюсь, это для меня стало неприятным сюрпризом, ведь в полуфинале я победил самого Давида Рудмана. Победил с крупным счетом - 12:1. Однако это была тяжелейшая схватка. Поединок с легендарным атлетом вымотал меня до предела. Я это почувствовал, едва только началась финальная встреча с москвичом Сергеем Авдониным. Сил на нее у меня совершенно не осталось: решающий поединок состоялся всего через десять минут после тяжелейшей схватки с Рудманом.... За что ни хватался, все уходило из рук - ничего не получалось…
У Авдонина я взял реванш на международном турнире в Баку спустя две недели, и этот успех убедил тренеров сборной в моем превосходстве над чемпионом страны. Во всяком случае, именно я получил право представлять Советский Союз на чемпионате мира в Улан-Баторе. В Баку я, кстати, обыграл болгарина Павликенова, действующего чемпиона Европы, который в Мадриде, где проходило европейское первенство, обыграл в финале Авдонина. Это обстоятельство, возможно, стало решающим.
- У вас пять золотых медалей, завоеванных на чемпионатах страны и двух Спартакиадах народов СССР. Успех на международной арене давался труднее?
- Понимаете, победы вообще не даются легко. Чтобы выиграть, к примеру, то же первенство ЦС «Урожай», надо было потрудиться в поте лица. А уж что говорить о чемпионатах России. За рубежом немало достойных мастеров, но только чемпион Союза мог защищать честь страны на мировом первенстве. А здесь у меня хватало конкурентов: Рудман, Авдонин, Герасимов - все мастера экстра-класса, а также Басиров, Мадьяров, Левицкий, тоже настоящие кудесники ковра. Такое созвездие могло быть только в Союзе. Победа на Спартакиаде народов РСФСР - успех вроде не такой громкий, как титул чемпиона мира, но сил, как физических и моральных, приходилось затрачивать ничуть не меньше. Но на международных соревнованиях вступали в дело другие факторы. За рубежом ты защищаешь честь страны, а это огромная ответственность. Психологический фактор - могучий пресс, с которым справиться непросто. Тут в действие приходит все: атмосфера, публика, арбитры. Я это особенно остро почувствовал в год дебюта на чемпионата мира в Улан-Баторе. После победы в первой схватке меня охватило какое-то опустошение: не было сил ни моральных, ни физических. Хотелось одного - домой. И если бы кто-нибудь мне это предложил, я согласился бы не раздумывая. Вот такое было состояние. И только выйдя на ковер, потренировавшись, я наконец сбросил оцепенение… Только особой атмосферой, которая царит на чемпионатах мира и Европы, я могу объяснить поражение Мурата Хасанова на турнире в Голландии. Уже находясь в расцвете сил, будучи неоднократным чемпионом мира и Европы, он проиграл финальную схватку, в которой вел со счетом 5:0.
- Можете назвать самый яркий союзный турнир в своей биографии?
- Думаю, это невозможно сделать. Каждая из пяти высших наград мне по-своему дорога. А возьмите чемпионат-1974 в Каунасе. Там я завоевал серебряную медаль, но победа в полуфинале над Рудманом, может быть, стоит иной золотой медали. Тот, кто видел Рудмана в деле, поймет меня. Давид - это уникальный борец, символ отечественного самбо. Он, быть может, один самых техничных самбистов в истории борьбы наряду с Владимиром Невзоровым. Но Володя - это особая статья. Столь одаренных атлетов я не встречал ни в самбо, ни в дзюдо. Для него не существовало коронных приемов. Он все непринужденно исполнял в зависимости от ситуации. Не зря же японцы назвали Невзорова лучшим дзюдоистом всех времен и народов. Он - настоящий гений. Рудман же, высокий, сухощавый, но необыкновенно цепкий, сильный. Давая характеристику этому легендарному атлету, нельзя не сказать о его шикарных черных усах. Они придавали и без того оригинальному спортсмену определенный шарм, вызывая уважение у соперников. Противостоять Давиду было очень тяжело. Он был чрезвычайно силен в борьбе лежа, считался непревзойденным мастером болевых приемов и отличался большой хитростью. Его гроссмейстерская мудрость не раз загоняла в тупик самых искушенных противников. Рудман - это классика самбо. А какая уверенность в собственных силах, какое хладнокровие! При всем этом Давид - человек скромный, всегда с уважением относившийся к своим соперникам. Да он такой же и за пределами ковра. Интеллигентный, но настойчивый, решительный…
- Какие аргументы вы использовали в поединках с Рудманом?
- Срабатывал только один козырь: скоростная, энергичная, маневренная борьба, непрерывная, разнообразная атака. Давид не выдерживал такого мощного напора в течение всей схватки. Но и сопернику это тоже надо было выдержать. Ведь Рудман выиграл шесть чемпионатов страны. Первый - в 1965м, когда мне было лишь 12 лет. Я и в мыслях представить себе не мог, что сойдусь с великим Рудманом в центре ковра, а уж тем более, что смогу его победить… К сожалению, мы встречались лишь трижды, и я горжусь, что счет очных поединков в мою пользу - 2:1. А самая яркая схватка между нами состоялась, наверное, в Каунасе в полуфинале чемпионата СССР - 1974. Она проходила на высочайшем нервном накале. Мне иногда кажется, что так хорошо я никогда не боролся, и это была лучшая схватка в моей жизни… Памятен мне и чемпионат СССР в Ташкенте, один из последних в моей биографии. Это был очень тяжелый для меня год. Как говорят: куда ни кинь - везде клин. На ковре тоже не везло. За два месяца до начала чемпионата на тренировке получил серьезную травму руки. Чтобы не потерять форму, бегал кроссы и понемножку… тренировался. А что оставалось делать?! Когда сняли гипс, стал наверстывать упущенное, но за несколько дней до вылета в Ташкент повредил все ту же руку. Словно какой-то рок преследовал меня. И все-таки мне удалось завоевать золотую медаль. Думаю, потому, что я сумел победить самого себя. Злость, обида, воля, вдохновение - все слилось воедино. Вы даже представить себе не можете, как я хотел тогда победить! Дело кончилось тем, что я не только завоевал золотую медаль, но и получил специальные призы «за волю к победе» и «самого искусного борца».
- Слышал немало историй о том, как некоторые спортсмены, желая избежать встречи с Хапаем, в пожарном порядке переходили в другую категорию…
- Преувеличивают, как всегда. Но один такой случай действительно был, причем довольно курьезный. Козленков, очень сильный самбист, кстати, никак не мог у меня выиграть. И вот однажды он решил сменить весовую категорию, чтобы раз и навсегда покончить с этой, как он считал, дьявольщиной. Перед началом турнира я пошутил. Дескать, как же нам разделить одну золотую медаль на двоих? Козленков рассмеялся: «Все очень просто, Арамбий. Мы оба станем чемпионами. Ты в своем весе, я - в своем…» Да, но мы будем бороться в одной весовой категории, - заметил я. Мой соперник изменился в лице: «Не может быть!» История эта имеет счастливый конец. Козленков, рискнувший за день до соревнований сбросить более пяти килограммов, и я стали первыми на том турнире…
- На международной арене достижения Хапая, можно сказать, бесценны. Вы выступали на трех чемпионатах мира и каждый раз возвращались с медалями. Из Улан-Батора и Минска - с золотыми, из Мадрида - с бронзовой.
- Медаль испанского образца тоже должна была быть золотой. Дело в том, что я выступал на Пиренеях не в своей весовой категории, а в категории 82 килограмма, что намного превышает мой собственный вес. Узнал я об этом незадолго о начала чемпионата. Набрать полтора десятка лишних килограммов за это время было невозможно. К тому же испанца явно тянули на медаль и меня откровенно засудили. Я умею держать удары, но это была нечестная игра. Не понимаю, почему так поступили с двукратным чемпионом мира?
Мой же дебют на чемпионате мира состоялся, как я уже говорил, в 1974 году в Монголии. Не скажу, что я родился в рубашке. В первой же схватке мне достался чемпион Европы болгарин Павликенов. Мой соперник извлек уроки из поражения на международном турнире в Баку и подошел к поединку во всеоружии. Он не дал мне провести ни одного коронного приема! И все же я заставил Павликенова ошибиться. Эта схватка оказалась самой сложной на пути к финалу. А здесь меня поджидал монгольский атлет Бахова Буяда. С хозяевами бороться всегда тяжело: при яростной поддержке болельщиков они нередко творят чудеса. Монгол не отличался разнообразием технических приемов. Обладая огромной физической силой, он сразу устремился вперед, как танк. Но я тоже хорошо одарен природой физически, а мой технический арсенал значительно богаче. В общем, я, хотя и не без труда, перехитрил своего прямолинейного соперника, проведя серию технических приемов.
На следующий год все сильнейшие самбисты земного шара собрались в Минске. На этом турнире я уже считался фаворитом. В первой схватке обыграл болгарского спортсмена Стоила Велинова, который сменил Павликенова. Серией стремительных комбинаций мне удалось разорвать цепкую защиту Велинова. Англичанина Джо Гелингена я победил за явным преимуществом. Выигрыш у японца Тагиры Навы принес мне золотую медаль досрочно, так как испанец Лорэнсо Сантана, бронзовый призер предыдущего первенства, вчистую проиграл Велинову, а монгол попался на болевой прием Сантане…
Не могу не рассказать о матчевой встрече сборных РСФСР и Японии по самбо и дзюдо. Приезд родоначальников дзюдо стал событием для Адыгеи, всех слоев общества. Российские команды были полностью представлены майкопчанами! Я и сейчас удивляюсь, как могли стены спортзала выдержать натиск болельщиков… Гости выставили отличную команду самбистов. Первая встреча завершилась вничью, причем Гумер Костоков не сумел победить чемпиона Японии Кадзуми Хосокава, а я в упорной борьбе проиграл Кието Кацуки, так и не приспособившись к оригинальной манере высокотехничного соперника. Поединки повторного матча проходили уже по другому сценарию. Мы одержали убедительную победу, выиграв все схватки. Мне удалось взять эффектный реванш у Кието Кацуки, дважды застав соперника врасплох оригинальными приемами…
В споре на татами я провел одну встречу против призера чемпионата Японии Осиро Сагайи. Схватка продолжалась менее минуты: через 50 секунд судья зафиксировал «иппон» - мою чистую победу… Любопытно, что повторные встречи состоялись уже на городском стадионе, настолько велик оказался интерес к этому соперничеству. Тренер сборной Японии Виктор Кога был ошеломлен: « О борцах из Майкопа мы, конечно, слышали, знали, что в этом городе воспитаны отдельные мастера высокого класса. Но то, что мы увидели, превзошло все ожидания. Оказывается, кроме Невзорова, Хапая, Костокова, Емижа, Спирова, есть еще способные ребята, которые могут заявить о себе на международной арене… Мы рады, что побывали в Адыгее, познакомились с этим удивительным, гостеприимным народом…». Не скрою, все это приятно было слышать. Я и мои друзья испытывали чувство гордости за свой родной край, свой народ. И это происходит уже десятки лет, каждый раз, когда атлеты Адыгеи добиваются успеха на международной арене и в честь их победы звучит гимн страны и взмывается вверх флаг нашей Родины. Прежде я поднимался на пьедестал почета сам, теперь это делают мои ученики.
- Вам не кажется, что вы слишком рано завершили свои выступления в большом спорте?
- Да, я повесил кимоно на гвоздь в 30 лет, когда еще был полон сил. Честно говоря, делать этого не хотел, потому что осознавал, что еще не исчерпал своих возможностей как спортсмен. Но меня начали выдавливать из сборной, и я это чувствовал. В такой ситуации не видел смысла упорствовать, тем более, прощаться с самбо не собирался. Мне нравилось тренерское дело. Надо же когда-нибудь начинать! Так что переход из одного состояния в другое оказался для меня не очень болезненным. Я продолжал заниматься своим любимым делом, а это - главное.
- Арамбий, бронзовая медаль союзного первенства, победы над японцами дают основание думать, что вы и в дзюдо могли бы достичь серьезных высот…
- Возможно. Но я однолюб. Однажды выбрав самбо, я верен ему и по сегодняшний день.
- Что на ковре вы умели делать лучше всего?
- Мне удавались броски через спину с колена с захватом руки на плечо, зацеп изнутри, подсечка под пятку изнутри, удержание в борьбе лежа. Любил контратаковать, используя для этого, в зависимости от ситуации бросок с захватом за два рукава, с упором ноги в живот, болевые приемы со стойки… Без разнообразия технических приемов на серьезных соревнованиях нечего делать, как и без бойцовского характера. Но высокий дух закладывается природой…
- Какой год в своей новой жизни вы читаете переломным?
- К тренерской деятельности я приступил в середине 80-х и за первые десять лет работы кое-что сделал для любимого самбо в Адыгее. Думаю, помог раскрыться многим ребятам. Большое удовлетворение получил от сотрудничества с Сагидом Меретуковым, который стал чемпионом мира. Но наступил 1991-й год, а вместе с ним и трудные времена, в том числе и для спорта. Как ни парадоксально звучит, но, несмотря на выдающиеся достижения наших самбистов, самбо в Адыгее как отдельного вида спорта не было! Эту несправедливость надо было исправлять. Я стал одним из инициаторов создания федерации самбо, как самостоятельной единицы. Честно говоря, даже не ожидал, что придется столкнуться с таким серьезным противостоянием. К счастью, в этот момент нас поддержал президент республики Аслан Джаримов, сам мастер спорта по самбо, чемпион мира среди ветеранов, огромную роль сыграли Газий Чемсо - работник аппарата президента, заслуженные мастера спорта Владимир Гурин, Хазрет Тлецери, Сагид Меретуков - чемпионы мира и много других авторитетных, влиятельных людей, без поддержки которых, конечно, ничего не удалось бы сделать. В одиночку можно победить только в единоборстве на ковре, а в жизни дело сдвигается с мертвой точки только тогда, когда рядом с тобой верные друзья, единомышленники… Возглавил федерацию Аслан Цей, тогда директор кондитерской фабрики. И с тех пор он бессменный ее президент, хотя давно работает в Москве. Но мы постоянно ощущаем его присутствие. Без активной помощи Цея, который одним телефонным звонком может снять целый ряд проблем, мы не добились бы таких результатов. У нас есть спонсоры, наши талантливые спортсмены имеют возможность учиться и тренироваться. Два ректора, два доктора наук - ректор Адыгейского госуниверситета Рашид Хунагов и ректор Майкопского государственного технологического университета Аслан Тхакушинов - любят спорт и делают все возможное и невозможное, чтобы поддержать молодых, талантливых спортсменов. Они - рыцари спорта, надежные друзья самбо. А как важна была для нас поддержка Михаила Черниченко, бывшего мэра Майкопа, глав районных администраций Николая Демчука, Аслана Хуако, Кима Мамиека, Рашида Мугу, Мухарбия Тхаркахова, а также Аслана Совмиза, Аслана Панеша. Мы были не одни. Это придавало сил, у нас открывалось второе дыхание. И сегодня самбо в Адыгее твердо стоит на ногах, хотя трудности, конечно, существуют. Все они - финансового характера. Но теперь, когда вокруг столько верных помощников, это не страшно. Тем более, что республика богата талантами. Есть интересные мальчишки, есть кому их находить и выводить на верную дорогу. В свое время Шихам Берзегов открыл Мурата Хасанова, Андриян Выростков Схатбия Альхаова - оба сейчас всемирно известные атлеты, звезды первой величины. Хамзет Дзыбов - первый тренер Эдуарда Схашока, перспективного молодого богатыря, уже проявившего себя на юниорских турнирах. Плодотворно работают и многие их коллеги: Юнус Хот, Хамид Хапай, Асхад Хапай, Нурбий Джаримок, Асланбеч Гучетль, Ахмет Чич, Алий Четыз, Аскербий Тюльпаров… Да с такой командой можно горы своротить! К чему мы и стремимся…
- После очередного триумфа Мурата Хасанова на мировом первенстве Давид Рудман сказал: « В таком городе, как Майкоп, и у такого тренера, как неоднократный чемпион мира и Советского Союза Арамбий Хапай, трудно не стать чемпионом мира…»
- О том, как Мурат пришел ко мне и всерьез занялся самбо, можно долго рассказывать. Был момент, когда этот недюжинной силы и потрясающего таланта атлет оказался никому не нужен, совершенно один - без тренера. В этой ситуации я и протянул ему руку помощи. Я никогда не говорю, что Хасанов мой воспитанник. Я говорю, что он у меня тренируется. Я говорю то же самое, когда речь заходит о других чемпионах мира. Все их первые наставники стали заслуженными тренерами России. Титулы мне не нужны - они у меня есть. Я, как главный тренер, человек, отвечающий за развитие самбо в Адыгее, радуюсь появлению каждого талантливого парнишки. Важно разглядеть этот самый талант.
- Ваши братья тоже занимались самбо?
- А как же! Самый способный из нас Аслан, старший брат. У него, правда, нет громких титулов и даже мастерского значка, но его авторитет среди самбистов необычайно высок. Я уже в ранге двукратного чемпиона мира как-то затеял с ним борьбу на берегу водохранилища. Схватились всерьез, никто не хотел уступать. Так Аслан меня два раза так бросил… Сколько раз бросил я? Ни разу… Вот и судите, каков потенциал самбиста-перворазрядника и кандидата в мастера по вольной борьбе.
- Это правда, что на одном из крупных турниров вы победили Аслана, которому победа над вами давала необходимый балл для присвоения мастера спорта?
- Конечно, правда. Аслан никогда бы не простил мне, соизволь я играть в поддавки. А я не мог поступить иначе, потому что уважаю и люблю Аслана… Он признает только честную победу… Кроме меня, серьезных успехов на ковре достиг еще Хамид, ставший заметной фигурой в мировом самбо. А ведь особыми данными на фоне других сверстников не отличался. Но какое упорство, какая целеустремленость! Он служил в армии, в 22 года получил тяжелую травму и все-таки вернулся на ковер, в большой спорт. Хамид - двукратный серебряный призер чемпионатов мира, чемпион Европы, чемпион СССР, обладатель Кубка СССР. Он побеждал самых знаменитых соперников, в том числе и легендарного Александра Пушницу. И сделал это не где-нибудь, а в финале чемпионата СССР, когда решалась судьба золотой медали. Хамид - заслуженный тренер России, судья международной категории. Младший брат Асхад - заслуженный тренер России, мастер спорта.
- Рассказывают, что вы, являясь чемпионом мира и СССР, тем не менее, летом работали на жатве в родном Тауйхабле на полях колхоза «Октябрь». Зачем вам это было нужно?
- А причем здесь титулы? Наш отец работал комбайнером, слыл одним из лучших механизаторов в районе, и мы, сыновья, почитали за честь оказаться с ним рядом во время страды. Я ведь говорил, что мы с детства были к этому приучены. Наш семейный экипаж не раз становился победителем жатвы. Поверьте, это доставляло мне ничуть не меньшую радость, чем победа на ковре, даже на чемпионате мира. Это надо пережить самому, чтобы понять состояние души человека, только что завершившего уборку хлебов… Неповторимый запах, какой только может быть в поле, приятная усталость и чувство победителя…
- Что для вас самбо?
- Философия жизни.
- О личной жизни, если вы не против, конечно…
- Откровенно говоря, я не люблю таких разговоров. Личная жизнь - это личная жизнь. Скажу только, что я счастлив. У меня замечательная жена - Айшет, у нас дочь Адыиф и двое сыновей - Каймет и Каплан. Не так давно я стал дедом, а Айшет - бабушкой. Наша радость - очаровательная Нальмэс. Я не могу передать словами все, что я сейчас чувствую…
- О чем вы мечтаете как тренер, взрастивший целую плеяду знаменитых чемпионов?
- Чтобы появился тренер, который бы добился большего, чем я. Хочу все это увидеть своими глазами…
Виктор Доброскокин